По вопросам размещения на сайте, пожалуйста, звоните +7 495 150-08-68

Михаил Филинов: "На сегодняшний день существует ряд неопределенностей относительно положений деофшоризационного законодательства" 30 сентября 2015 года

Не так давно в РФ были приняты поправки в Налоговый кодекс, которые получили название "антиофшорный закон", сновной смысл которых заключается в возвращении капиталов в Россию. При этом в профессиональной среде данные изменения вызвали череду споров и обсуждений. Об основных изменениях в Налоговом кодексе и перспективах применения данных поправок, мы поговорили с Михаилом Филиновым, партнером отдела Международного налогового планирования московской фирмы PwC.

Расскажите в чем основной смысл поправок в Налоговый кодекс по "антиофшорному закону"?

На данный момент, деофшоризационные поправки в Налоговый кодекс можно условно разделить на четыре основных блока:

1. Правила налогообложения нераспределенной прибыли контролируемых иностранных компаний ("КИК"); 

2. Новые правила признания иностранных компаний налоговыми резидентами России по месту их управления;

3. Законодательное закрепление концепции бенефициарной собственности дохода;

4. Налогообложение косвенной продажи российской недвижимости.

Что касается цели, которую таким образом стремится достичь законодатель, то, очевидно, она заключается в стремлении обеспечить налогообложение в России той прибыли, которая, хотя формально и аккумулируется на уровне компаний в низконалоговых юрисдикциях, все же фактически является доходом российских налоговых резидентов или, по крайней мере, тем или иным образом представляет для последних некую выгоду. Так, например, правила КИК предусматривают налогообложение в России той части прибыли контролируемой иностранной компании, которая не была распределена до уровня российского контролирующего лица.

Какие компании теперь являются "контролируемыми иностранными компаниями"?

По общему правилу, для целей налогообложения в России иностранная компания признается контролируемой при соблюдении хотя бы одного из следующих условий:

1) российский налоговый резидент (в том числе российская организация) прямо или косвенно владеет долей в этой компании в более, чем в 25%; 

2) российский налоговый резидент прямо или косвенно владеет долей в иностранной компании в более, чем в 10%, если доля участия всех лиц-налоговых резидентов России в этой компании составляет более 50%. При этом в отношении второго условия доля участия физических лиц рассчитывается совместно с супругами и несовершеннолетними детьми. Указанные пороги будут действовать только начиная с 1 января 2016 года. В отношении же 2015 года для обоих условий установлен более льготный порог владения в 50%.

Необходимо отметить, что помимо доли участия, в качестве основания для признания иностранной компании контролируемой может также послужить наличие "реального" контроля над данной компанией со стороны российских налоговых резидентов. При этом критерий контроля сформулирован в НК достаточно абстрактно и включает в себя, по сути, любую возможность оказывать определяющее влияние на решения о распределении прибыли такой иностранной компании. На практике же подавляющее большинство компаний, созданных российскими лицами в офшорных структурах, скорее всего будут признаны КИК.

КИК могут быть признаны структуры без образования юридического лица или юридические лица для которых в соответствии с их личным законом не предусмотрено участие в капитале. Таким образом, под контролируемыми также могут признаваться и такие инструменты налогового планирования, как трасты, штифтунги, фонды, анштальты и т.д. При этом, помимо уже озвученных критериев признания контролируемости, НК предусматривает ряд специальных положений, направленных на регулирование статуса данных структур в качестве КИК.

Начиная с какой суммы прибыли компания обязана задекларировать свои доходы?

Важно понимать, что налог на КИК платит не сам офшор, а его контролирующее лицо (физическое или юридическое) из своих собственных средств, т.е., например, физическое лицо сдает декларацию по НДФЛ, в которой заявляет о наличии у него КИК и ее прибыль и платит с нее 13% в бюджет России.

Согласно действующей редакции статьи 25.15 НК, прибыль КИК не учитывается для целей налогообложения на уровне контролирующих лиц если она не превышает 50 млн. рублей в 2015 году, 30 млн. рублей – в 2016 году и 10 млн. рублей – во всех последующих годах. То есть если, например, в 2015 году прибыль КИК составила 50 млн. и 1 рубль, то вся эта сумма будет подлежать налогообложению в России. Также, необходимо отметить, что указанные пороги применяются к каждой контролируемой компании в отдельности и не могут суммироваться.

Может ли компания избежать уплаты налогов?

Положения НК содержат отдельный перечень случаев, когда нераспределенная прибыль КИК освобождается от налогообложения в России. Ряд положений этого перечня затрагивают достаточно частные случаи, такие например, как компании, образованные в соответствии с законодательством государства-члена Евразийского экономического союза, банки и страховые организации и т.д. Однако данный перечень также содержит и вполне общие критерии, которые потенциально могут быть применимы к более широкому кругу иностранных компаний. К таким, в частности, можно отнести освобождения для компаний эффективная ставка налогообложения которых составляет не менее 3/4 от средневзвешенной ставки по налогу на прибыль организаций в РФ.

Также предусматривается освобождение для активных иностранных компаний и для активных холдинговых и субхолдинговых компаний. Однако критерии признания указанных компаний активными являются достаточно жесткими, и далеко не каждая компания будет им соответствовать.

На практике, освобождением вряд ли сможет воспользоваться классическая иностранная холдинговая компания, которая получает только пассивный доход от продажи акций или доход в виде дивидендов или процентов.

Какая налоговая ответственность ожидает бизнес в случае сокрытия информации о компаниях?

Есть два вида ответственности за это.  Первая – "обычная" налоговая и уголовная ответственность за неуплату налога, если контролирующее лицо не заявило о наличии у него КИК и тем самым занизило налоговую базу. Это повлечет за собой доначисление соответствующей суммы налога по правилам КИК и предусмотренных в этом случае пени и штрафов.

Кроме того, есть особая ответственность за непредставление в налоговые органы информации по КИК. Так, если 15 июня этого года не было подано уведомление об участии в иностранной компании, то на соответствующее лицо накладывается штраф в размере 50 тыс. рублей в отношении каждой компании. Если в отношении данных компаний также не будет подано уведомление о КИК в 2017 году, то штраф за несоблюдение этого срока будет составлять дополнительно 100 тыс. рублей за компанию.

Как поправки отразились на сегменте коммерческой недвижимости?

Ключевое влияние на данный сегмент оказали поправки в части налогообложения косвенной продажи недвижимости. То есть доходы от отчуждения акций компаний (российских и иностранных), более 50% активов которых прямо или косвенно состоят из недвижимого имущества, расположенного в России, облагаются с этого года налогом в России по ставке 20%.

Однако до 2017 года данное правило будет неприменимо к случаям косвенной продажи недвижимости с уровня кипрской компании, так как до этого времени будет действовать льготное положение соглашения между Кипром и Россией. При этом необходимо понимать, что, даже при наличии освобождения, прибыль соответствующей кипрской (или компании в иной юрисдикции), полученная до 2017 года будет подлежать налогообложению в России по правилам КИК.

Каким образом теперь функционируют офшорные компании,  которые принадлежат российским налоговым резидентам?

Как показывает практика, с принятием антиофшорного закона у российских налоговых резидентов, бизнес которых структурирован через иностранные компании, по сути, есть три пути:

1) перевести активы в Россию;

2) перевести основные активы в иные иностранные юрисдикции, которые не являются офшорами и обеспечить там достаточный уровень присутствия, исключающий возможность управления с территории России;  

3) прекратить быть налоговым резидентом России и лично переехать в иную юрисдикцию.

Каждый из указанных вариантов, в том числе и перевод активов в Россию, обладает своими специфическими преимуществами и недостатками. Однако они в основном могут помочь снизить риски в части будущих периодов, в то время как, например, риск бенефициарной собственности прошлых периодов они снизить не помогут.

Давать более конкретную оценку в отношении различным мер и шагов налогового планирования, которые могут быть использованы, достаточно сложно, поскольку их целесообразность следует рассматривать исключительно в контексте каждой отдельной ситуации.

Как Вы считаете, достаточно ли одного года для перехода компании обратно в РФ из офшорных зон?

Законодатель, понимая ограниченность срока, предусмотрел ряд специальных налоговых льгот, которые призваны облегчить перевод бизнеса из иностранной юрисдикции в Россию.

В частности, речь идет о льготе, применяемых в случае продажи активов КИК ее контролирующему лицу, либо его российскому взаимозависимому лицу, при условии, что КИК будет ликвидирована до конца 2017 года, а также о льготе при ликвидации КИК, в результате которой активы передаются в пользу российского контролирующего лица.

Однако в ряде случаев, даже с учетом указанных льгот, осуществить переход обратно в Россию, уложившись при этом в отведенный срок, на практике бывает достаточно сложно. Причины в этом случае могут быть абсолютно различного свойства, от чисто юридических, до коммерческих.

С 2016 года контролирующими лицами будут считаться владельцы долей в 25%. Попадут ли под новый закон компании, доли в которых распределены между собственниками в процентном отношении менее 25% на лицо?

Да, такие компании могут быть признаны КИК в том случае, если российский налоговый резидент прямо или косвенно владеет долей в иностранной компании в более, чем в 10%, и доля участия всех лиц-налоговых резидентов России в этой компании составляет более 50%. При этом в отношении доля участия физических лиц рассчитывается совместно с супругами и несовершеннолетними детьми.

Также возможно признать компанию в качестве КИК на основании критерия контроля даже если формальная доля участия в ней минимальна.

Как вы оцениваете положения антиофшорного закона в сравнении с общемировой практикой?

Если говорить о новых механизмах налогообложения, которые вводит антиофшорный закон (т.е. о правилах КИК, определении резидентства иностранных компаний по месту управления, бенефициарной собственности и косвенной продаже недвижимости), как таковых, то они широко используются в системах налогообложения многих юрисдикций во всем мире.

Однако при внесении столь глобальных изменений в систему налогообложения ключевую роль, как правило, играет юридическая техника их имплементации в конкретные формулировки законодательства. Так, в частности, на сегодняшний день существует ряд неопределенностей в части того, как на практике будет реализован ряд положений деофшоризационного законодательства.

Поэтому, сделать вывод относительно того, насколько новые положения НК соответствуют лучшим мировым практикам, можно будет лишь впоследствии, когда сформируется достаточно стабильная практика их применения.

Беседу вел Антон Мошкин

← к статьям