По вопросам размещения на сайте, пожалуйста, звоните +7 495 150-08-68

Новый виток в деле Вымпелком против Тизприбор 25 апреля 2016 года

29 марта 2016 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил нашумевшее решение Арбитражного суда г. Москвы по иску Вымпел-Коммуникации к Тизприбор. Напомним, Вымпелком обратилось в суд с требованием о расторжении договора аренды, заключенного с компанией Тизприбор в далеком 2009 году, а также о внесении в указанный договор изменений в части включения в договор валютной оговорки, позволяющей арендатору существенно снизить расходы на арендную плату. Ссылаясь на отказ Банка России от регулирования курса рубля, а также на общее резкое ухудшение экономической ситуации, приведшее к падению национальной валюты, Вымпелком обосновывало свое требование ст. 451 ГК РФ.

Согласно п. 1 и 2 указанной ст. 451 ГК РФ, существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его расторжения или изменения. Судом первой инстанции требование об изменении условий договора было удовлетворено со ссылкой в резолютивной части решения на п. 1 ст. 451 ГК РФ. 

Экономический кризис – существенное изменение обстоятельств?

Больше месяца (вплоть до публикации текста решения в полном объеме) юридическое сообщество взволнованно обсуждало новый вектор развития судебной практики в части применения положений ГК РФ о существенном изменении обстоятельств – ведь, казалось, данный вопрос был разрешен еще в Постановлении Президиума ВАС РФ от 7 августа 2001 года N 4876/01. Тогда ВАС РФ отметил, что финансовый кризис – это объективное обстоятельство, в условиях которого оказались все хозяйствующие субъекты, и подверг сомнению возможность отнесения финансового кризиса к категории "существенного изменения обстоятельств" в рамках конкретных договорных отношений.  С тех самых пор в судебной практике не встречалось практически ни единого случая удовлетворения судами требования о расторжении или изменении договора на основании ст. 451 ГК РФ, когда такое требование обосновывалось исключительно очередным финансовым и/или экономическим кризисом.

По смыслу ст. 451 ГК РФ изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. То есть, в целях применения ст. 451 ГК РФ, суду необходимо установить, имелась ли у сторон договора возможность разумно предвидеть изменение обстоятельств, в которых изначально заключался договор (см., напр., Определение ВС РФ от 30 июля 2013 года N 18-КГ13-70).

Как уже неоднократно отмечалось судами различных инстанций, коммерческие организации осуществляют предпринимательскую деятельность – деятельность на свой риск (п. 1 ст. 2 ГК РФ). При этом они должны просчитывать экономическую эффективность заключаемых сделок, а также здраво подходить к оценке стабильности российского рубля. Ведь валютные ставки включаются в договоры именно с целью хеджирования валютных и инфляционных рисков. Соответственно, стороны не могут не понимать, что в ситуации рыночной экономики возможно как резкое усиление, так и ослабление национальной валюты. Более того, в контексте последнего экономического кризиса, который на сегодняшний день все еще не преодолен, отдельные суды прямо указывают, что "аналогичные процессы имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних двадцати лет (в частности, финансовый кризис 1998, 2008 г.г.)"[1], а значит, разумные субъекты хозяйственных отношений не могли не предвидеть возможность повторения таких событий.

Учитывая тот факт, что финансовый/экономический кризис, падение курса национальной валюты и иные негативные макроэкономические явления оцениваются судами как обстоятельства, которые можно и даже нужно разумно предполагать, применение ст. 451 ГК РФ в пользу арендаторов представлялось невозможным до решения первой инстанции по делу Вымпелком против Тизприбор.  

Несбывшиеся надежды

Несмотря на то, что в резолютивной части решения суд первой инстанции сослался на ст. 451 ГК РФ, арендаторов, оказавшихся в ситуации, схожей с ситуацией Вымпелком, постигло разочарование, когда мотивировочная часть решения также, наконец, была опубликована. В полной версии решения суд отказывает Вымпелком в применении ст. 451 ГК РФ все по тем же причинам, по которым это делали суды все предыдущие годы, а именно:

- для целей применения ст. 451 в совокупности должен соблюдаться ряд условий, одним из которых является отсутствие возможности разумно предвидеть такое изменение обстоятельств, на которое сторона ссылается как на основание применения ст. 451 ГК РФ;

- стороны договора аренды осуществляли предпринимательскую деятельность на свой риск (п. 1 ст. 2 ГК РФ), следовательно, риск падения курса национальной валюты несет Вымпелком;

- курс рубля к доллару постоянно меняется, в связи с чем Вымпелком не могло не знать о возможности резкого изменения курса.

Таким образом, по мнению суда, ухудшение экономической ситуации в стране не может квалифицироваться как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для прекращения или изменения условий договора аренды. С указанной позицией приходится согласиться – иной подход повлек бы за собой огромное количество исков арендаторов, заключивших договоры по валютной ставке. Но ведь риски колебания валюты несут обе стороны договора – у многих арендодателей также имеются валютные обязательства перед третьими лицами, в том числе, перед банками, предоставившими кредит на покупку недвижимости. Должны ли тогда все валютные заемщики иметь возможность требовать пересмотра платежей по заемным обязательствам, и кто бы остался "крайним" в такой ситуации? Очевидно, что предоставление отдельным субъектам правоотношений возможности требовать внесения изменений в договор в ситуации общенационального экономического кризиса приведет к тому, что каждый валютный договор будет оспариваться стороной, для которой то или иное изменение валютного курса является невыгодным.

В связи с этим, позиция суда по делу Вымпелком о невозможности применения ст. 451 ГК РФ представляется более чем разумной. В то же время, суд сослался на ряд других норм права, которые, по его мнению, могли бы служить основанием для облегчения бремени арендаторов по уплате валютных арендных ставок, среди которых:

-  принцип добросовестности, установленный п. 4 ст. 1 ГК РФ;

- нормы о неосновательном обогащении, под которым в рассматриваемом случае понимается сумма превышения арендной платы по конкретному договору по сравнению с обычной рыночной ставкой арендной платы;

- пп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому, условия договора могут быть изменены судом по требованию одной из сторон в случаях, предусмотренных законом или договором.

Указанные аргументы были достаточно грамотно опровергнуты судом апелляционной инстанции. Прежде всего, очевидна ошибочность отсылки к нормам о неосновательном обогащении. Согласно п. 1 ст. 1102, неосновательное обогащение возникает в отсутствие установленных законодательством или сделкой оснований. В то же время, между сторонами спора имеется действующий, не оспоренный сторонами договор аренды, т.е. обязательство по уплате арендных платежей, установленных в валюте, по курсу ЦБ РФ на день платежа было обусловлено наличием гражданско-правовой сделки, а значит, полученные арендодателем платежи не могут считаться неосновательным обогащением.

Что касается предполагаемой недобросовестности арендодателя, то отказ от внесения изменений в договор аренды вряд ли стоит рассматривать как таковую, ведь ст. 421 ГК РФ установлен принцип свободы договора. В связи с чем у арендодателя отсутствовала обязанность по принятию предложения арендатора о согласовании новых условий аренды.

Аналогично, ссылка суда на пп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ также была отвергнута судом апелляционной инстанции, поскольку ни законом, ни договором не предусмотрено право арендатора требовать в судебном порядке внесения изменений в договор аренды в части размера арендной платы.

Что посоветовать арендаторам?

Учитывая позицию судов первой и апелляционной инстанции, возможность требовать изменения арендной ставки в связи с существенным изменением обстоятельств у арендаторов по-прежнему отсутствует. Что касается иных аргументов в пользу позиции арендаторов, прозвучавших в деле Вымпелком, то и они представляются малоубедительными.

К сожалению, следует признать, что юридических оснований понудить арендодателей к снижению арендной платы у арендаторов, при сложившейся судебной практике, не остается. В то же время, уже третий за последние двадцать лет экономический кризис должен научить хозяйствующих субъектов принимать превентивные меры во избежание подобных ситуаций. В частности, при заключении валютных договоров сторонам рекомендуется изначально устанавливать валютный коридор, к которому они готовы, и прописывать в договоре механизмы корректировки платежей на случай очередного экономического катаклизма.

Возможно, последующее обжалование постановления апелляционной инстанции по делу Вымпелком против Тизприбор внесет свои коррективы в изложенные выше выводы, однако вероятность этого не представляется высокой.    

Татьяна Невеева, старший юрист АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"


[1] см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 N 09АП-42592/2015, 09АП-42595/2015, 09АП-42596/2015, 09АП-42597/2015, 09АП-42601/2015 по делу N А40-30029/2015.

← к статьям